Судбищенская битва

Если поехать из Ефремова по орловской дороге, километров через 40, в районе села Судбищи можно найти интересный памятник — памятник Судбищинской битвы.Судбищенское сражение — в 1555 г. крымский хан Девлет-Гирей вторгся в Россию, пройдя весь путь по Муравскому шляху на Тулу. На этот раз с ним было ок. 60 тыс. человек.В это же время воевода боярин И. В. Шереметев Большой с 13-тыс. отрядом выступил из Белёва на Чернь и далее на Ливны громить улусы хана. Узнав о вторжении, Шереметев послал гонца к царю, а сам от р. Северен. Донец (возле совр. г. Изюма) повернул назад и зашёл в тыл к татарам, чтобы перекрыть им обратную дорогу. Иван Грозный, быстро собрав большую рать, выступил из Москвы к Оке. Девлет-Гирей, узнав уже под Тулой о приближении многочисл. рати русских с севера, повернул назад и неожиданно наткнулся на отряд Шереметева у с. Судбищи (ныне село в Новосильском районе Орловской обл.) на р. Любовша.

Хан испугался и, не вступая в сражение, быстро пошёл на юг, бросив весь обоз: 60 тысяч коней, 400 арабских скакунов, 180 верблюдов и большое количество разного добра. Шереметев всё это отправил в Мценск и Рязань под защиту их укреплений. С трофеями ушли 6 тыс. ратников. У воеводы осталось 7 тыс. чел. Шереметев остановился, поджидая царя. К тому времени хан узнал от 2 пленных русских воинов о количестве войска у боярина и на следующее утро, развернув всю свою конницу, атаковал русских, намереваясь пленить весь отряд. Он надеялся на быстрый успех, т.к. татары имели почти 10-кратный перевес. Шереметев принял бой, уничтожив передовые силы неприятеля. Хан лично 8 часов подряд ходил в атаку во главе почти всего войска, но горстка русских стрельцов и пушкарей всякий раз метким огнем отбивала татарскую конницу и турецких янычар.

Шереметев был серьёзно ранен и упал с коня. Воеводы — окольничий Л. А. Салтыков, Д. Плещеев и Б. Зюзин — не имели опыта главного воеводы. Силы русских в неравной схватке слабели, а татары всё время вводили в бой свежие силы. Русские пушкари уже изнемогали, к тому же татары тоже имели артиллерию, правда не столь эффективную. Поле битвы было усеяно телами 5 тысяч павших русских воинов и втрое большего числа татар. Наконец русские дрогнули, смешавшись, побежали, однако воеводы А. Басманов и С. Сидоров, протрубив сигнал сбора, сумели остановить бегущих и собрали вокруг себя около 2 тысяч оставшихся в живых. Засели в овраге, поросшем деревьями и кустарником, у самого села, перетащили туда раненых, в т. ч. и Шереметева, и снова стали биться с наседавшим врагом.

Хан, вне себя от гнева, ещё трижды атаковал горстку смертельно уставших и в большинстве своём раненных русских ратников, потерял ещё несколько своих мурз-воевод, но не смог одолеть смельчаков. Видимо потеряв всякую надежду на победу и не желая более терять своих воинов, Девлет-Гирей остановил битву и в сгущавшихся сумерках пошёл на Ливны, в сторону своих улусов.
Между тем, царь уже был возле Тулы, когда ему сообщили, что Шереметев разбит, а хан будто бы идёт к Москве с огромным войском. Многие бояре советовали ему уйти назад, за Оку, и там ждать татар. Другие говорили, что надо продолжать движение вперед и попытаться спасти Шереметева с его отрядом.

В конце концов царь пошёл в Тулу, полагаясь на мощную защиту её стен и гарнизон, отбивший уже один раз Девлет-Гирея. В тот же день все узнали о бегстве хана. Салтыков и Басманов с оставшимися в живых воинами привезли в Тулу раненых Шереметева и Сидорова. Иван IV милостиво встретил лежавшего на носилках боярина и наградил всех его сподвижников, сражавшихся за всё московское войско.

         image001 image003 image005  image009

 

 

image011

image007